10.04.2024 11:21
Погода: 13.4 °C

«Salud mi familia»: адвокаты рассказали о разводах, алиментах и домашнем насилии 

2024 год объявлен Годом семьи. Несмотря на попытки властей поддерживать один из важнейших социальных институтов общества, количество разводов продолжает расти. Смертность превышает рождаемость. Число зарегистрированных браков неуклонно снижается. Ежегодно не меньше четверти женщин, подвергшихся насилию, страдают от рук мужей или родственников. Некоторые считают, что институт семьи в России развален. Томикс решил рассмотреть проблему с точки зрения людей, которые видят ее со стороны, являясь при этом непосредственными участниками. Такими людьми являются адвокаты. 

Анна Бабенкова работает в Адвокатской конторе №3 во Владимире 10 лет. Она стояла у истоков государственной программы бесплатной юридической помощи, когда ее запустили во Владимирской области. Анна вместе со своими коллегами разрабатывала документы, которые регламентируют работу юристов в рамках госпрограммы.

Томикс: С какой категорией дел вы чаще всего сталкиваетесь?

Анна Бабенкова: Очень много дел по алиментам, еще раздел имущества, установление места жительства ребенка. Мне кажется, это у всех адвокатов есть. Хотя нам, девочкам, особенно «везет» на такие дела. 

Томикс: Почему вы работаете с семейным правом?

Анна Бабенкова: Просто так получилось, что востребованность есть. Могу сказать, что в последние годы стали чаще обращаться именно с такими проблемами.

Томикс: С чего начался ваш опыт работы с семейным правом?

Анна Бабенкова: Я могу вспомнить очень интересное дело, я им занималась в рамках субсидированной бесплатной помощи. Мы тогда не только алименты устанавливали. В рамках дополнительных расходов получилось взыскать деньги, которые моя доверительница потратила на дополнительное лечение ребенка. Ребенок был с неврологическими проблемами, лечение осуществлялось в частных медицинских клиниках Владимира и Нижнего Новгорода. Там были и занятия с дефектологом, и другие многочисленные обследования. Несмотря на то, что папа возражал настолько, что оспаривал отцовство, у нас получилось добиться выигрыша в этом деле.

По словам адвоката, основная масса дел в рамках семейного права касается алиментов. Тенденцией последних пяти лет стало взыскание долгов и неустоек с родителей-неплательщиков, которыми в подавляющем большинстве случаев являются отцы. 

Томикс: А у вас были случаи, когда алименты взыскивали с женщин?

Анна Бабенкова: Встречались случаи, когда заявлялись такие требования. Было одно дело, там определялось место жительство ребенка. Мужчина и женщина не были в зарегистрированном браке. Отец выдвинул требование, что ребенок должен с ним проживать. Если бы он выиграл, то алименты взыскали бы с матери. Я как раз мать защищала. Дело в итоге выиграли мы, ребенок остался с матерью, а алименты взыскали с отца. Вообще, сейчас ситуации, когда алименты платят матери, не часто, но, да, встречаются.

Томикс: Как часто суды выносят решения в пользу отцов, когда дела касаются детей?

Анна Бабенкова: У нас в области практика складывается так, что чаще всего детей с мамами оставляют. Особенно маленьких, у которых еще нет права голоса в этом вопросе [суд учитывает мнение детей, достигших 10 лет]. Но, вот, я смотрела практику по Москве, там все не так однозначно. Там большее количество случаев, когда при более благоприятных условиях ребенок остается с отцом. 

Томикс: С чем связана такая разница?

Анна Бабенкова: С финансами. Там у отцов и зарплаты больше, и жилье лучше, медицина и образование тоже лучше, чем у нас.

Томикс: Если говорить про нашу область, то, что детей в большинстве случаев оставляют с матерями –– справедливо?

Анна Бабенкова: Сложно сказать. Не всегда ребенку лучше с мамой. 

Тарас Грабовенко, коллега Анны: Давайте будем откровенны. Практика судебная начала меняться только года три-четыре назад. Почему это произошло? Потому что отцы начинают бороться за свои права. Им стало не пофиг. И борются как раз те, кто действительно может ребенку что-то дать. Но это все равно единичные случаи. 

Хотя адвокат Грабовенко специализируется на уголовном праве, в его практике тоже периодически встречаются «семейные дела». 

Анна Бабенкова: У меня такие примеры есть –– папы, которые очень хотят, чтобы дети с ними остались. Один, вот, например, он ребенком занимается, ребенок с ним достаточно большое количество времени проводит. Сейчас этот отец даже заключения психологов собирает, что ребенку будет лучше с ним. 

Томикс: В чем особенность семейного права в плане работы?

Анна Бабенкова: Это такая категория дел, требующая эмоциональной отдачи. Все равно эти выяснения отношений между супругами мы [адвокаты] через себя в какой-то степени пропускаем. 

Томикс: Это как-то влияет на вас?

Анна Бабенкова: Сейчас никак. Я работаю давно, поэтому уже отношусь спокойно, не сильно нервничаю. Надо уметь абстрагироваться и пропускать весь этот чужой негатив мимо себя.

Томикс: Чем клиенты по семейному праву отличаются от остальных?

Анна Бабенкова: Я бы не сказала, что они так уж существенно отличаются. В частности, клиенты, с которыми мы работаем в рамках субсидированной помощи, в материальном положении достаточно стесненном находятся. 

Программа бесплатной юридической помощи существует во Владимирской области уже около 10 лет. Адвокаты-частники присоединялись к ней в свободном порядке. На государственном уровне консультации проводили преподаватели владимирских филиалов РАНХиГС и юридического института ФСИН России. 

Только в 2022 году региональное Законодательное собрание приняло соответствующий закон. Тогда же был сформирован список адвокатских контор и коллегий, которые консультируют в рамках госпрограммы. В него вошла и Адвокатская контора №3.

Томикс: Насколько вообще программа бесплатной юридической помощи востребована?

Анна Бабенкова: Очень востребована. Наша контора этим активно занимается. У меня очень большое количество таких дел, иногда даже слишком большое [смеется]. 

Томикс: Как вам кажется, за последние лет пять стало больше разводов?

Анна Бабенкова: Стало больше клиентов, которые в зарегистрированном браке не состоят. 

Тарас Грабовенко, коллега Анны: Согласен. Многие люди просто не регистрируют свои отношения. И наши коллеги придумали такую штуку, как «фактические брачные отношения» –– это когда люди сожительствуют. Вот, человек обращается в суд в случае, например, смерти сожителя, чтобы как бы по наследству получить имущество: «У нас совместно нажитое». А суды говорят, что брак не зарегистрирован, и не удовлетворяют иски.   

Анна Бабенкова: Здесь раздел того, что люди нажили за 10-15 лет, осуществляется не в рамках семейного кодекса, это находится в рамках гражданско-правовых отношений. Раздел имущества возможен, есть дела и с положительными решениями, но это очень сложно сделать. Если речь идет о дорогостоящем имуществе, например, о квартире, нужно доказывать, что сожитель в него тоже вложил. 

По данным Росстата, в 2023 году только в отдельно взятой Владимирской области развелись 5533 пары –– на 311 меньше, чем в 2022. На первый взгляд кажется, что ситуация выправляется, но достаточно посмотреть на статистику по бракосочетаниям (8047 за 2023 год). 

Вместе со снижением количества разводов, уменьшается и число заключенных браков. В 2015 году официально оформили отношения 10 716 пар. То есть за последние девять лет число браков сократилось на 2669. 

Томикс: Как вы думаете, какая основная причина разводов?

Тарас Грабовенко: Экономическая. Отсутствие нормального материального базиса у людей: отсутствие денег, возможности купить свое жилье –– в любом случае стресс. Жену или мужа, или их обоих не устраивает заработок. Нехватка денег ведет к ссорам –– и все, приехали. 

В 2023 году Владимирская область оказалась в двадцатке беднейших регионов страны. По подсчетам аналитиков, средний доход владимирца составляет 36 тысяч рублей. Также статистика показывает, что жители региона-33 стали реже брать ипотеку, а общая задолженность уже оформивших кредиты на жилье выросла на 14%. 

Томикс: Как думаете, многие ли могут позволить себе адвоката по семейному праву?

Анна Бабенкова: Мне кажется, многие. Что касается дел о взыскании алиментов, большинство проходят в рамках бесплатной юридической помощи. Как правило, к нам и приходят как раз мамочки, которые попадают под льготные категории. Очень много среди них и многодетных, и с маленькими детьми –– доход там действительно не очень большой. То есть достаточно большое количество людей может получить помощь адвокатов в рамках этой программы. Она очень востребована и, я думаю, всегда будет востребована. 

Томикс: Встречаетесь ли вы в своей практике с домашним насилием?

Тарас Грабовенко: Смотря что считать домашним насилием. Конечно, были уголовные дела по 115 [причинение легкого вреда здоровью], 111 [причинение тяжкого вреда здоровью], 105 [убийство] [статьям УК РФ].

По данным Консорциума женских неправительственных объединений, с 2011 по 2021 год 71% убитых в стране женщин погибли от рук партнера или родственника. Также 43% женщин, признанных потерпевшими по статье о причинении тяжкого вреда здоровью, пострадали от рук партнера или родственника. По другой информации, около 25% от удельного насилия в отношении женщин совершается в семье.

В 2019 году в Государственную Думу внесли на рассмотрение проект закона «О профилактике семейно-бытового насилия». Вокруг него сразу же начались споры. Противники посчитали инициативу репрессивной, а также нарушающей права граждан на неприкосновенность личной жизни, жилища и на презумпцию невиновности. Сторонники же, напротив, были уверены, что предложенные меры оказались слишком мягкими.

Законопроект так и не дошел до нижней палаты российского парламента. Его признали юридически несостоятельным и местами нарушающим законы логики.

Томикс: Есть ли в России потребность в отдельном законе о домашнем насилии? Насколько эффективно работают действующие законы?

Тарас Грабовенко: С одной стороны, случаи, когда кому-то причинили тяжкий вред здоровью, единичны. С другой стороны, за ними можно проследить цепочку событий. Здесь, я думаю, наше государство дает людям достаточно большой инструмент для защиты. Грубо говоря, придите в полицию, напишите заявление о том, что вас, например, сожитель избил. Да, это долго, это не решается по щелчку, но хоть что-то есть.

Анна Бабенкова: У меня в практике такие случаи не часто встречаются. Как правило, это, действительно, уголовные дела, угрозы убийством бывают. Часто одна из сторон пишет заявление в полицию, а потом в суде они мирятся, и получается бессмысленна была работа органов дознания и суда.

Тарас Грабовенко: У нас не хватает закона о преследовании. Есть же такое понятие как «сталкинг». Оградительных мер в законодательстве вообще нет. А с угрозой убийством все сложно. Угрозу же должны реально воспринимать. Сказать «Я тебя убью» –– это одно, а «Я тебя убью» и ткнуть лыжной палкой –– совсем другое. 

Томикс: Какие сложности возникают в работе с такими делами?

Тарас Грабовенко: Ну, в случае причинения легкого вреда здоровью –– это дела частного обвинения, то есть пострадавший выступает в суде в роли прокурора. Нужно правильно написать заявление, получить документы от полиции и дальше в суде нормально поддержать обвинение. Люди сами не знают, что им делать. 

Томикс: Насколько эффективно в России действует семейное право?

Тарас Грабовенко: Я так скажу: закон написан для бодрствующих. Нельзя сидеть и думать, что все само «рассосется». Нужно самому думать, как реализовать свои права, защитить их. Эффективно ли работает семейное право? Вообще, отношения в семье очень сложно урегулировать законами. Регулируются главным образом имущественные отношения и отношения с ребенком. Тут надо больше упор делать не на законодательство, а работать с семьями. Например, работа с психологами. 

Другие новости:

, решение суда
narkotik-mdpv-1024x683-1
-Дмитрий-2
 Юлия

Проснувшись однажды утром после беспокойного сна, Грегор Замза обнаружил, что он у себя в постели превратился в страшное насекомое.